Незабвенный пастырь Царской Руси

Подходя к стенам Московского Кремля, любуясь золотыми главами белокаменных соборов, невозможно не представить себе XIX век, когда сердце столицы билось ровно, величественно и торжественно.

Соборная площадь: Успенский, Архангельский, Благовещенский соборы, колокольня Ивана Великого, царские палаты, башни, монастыри и храмы Кремля — все дышало древностью Святой Руси, Православия.
«Ни в одном другом городе не хранится столько святынь: храмов Божиих, монастырей монахов и тленных мощей святых, — писал о Москве известный историк Г.П. Георгиевский, — она широко раскинулась на семи холмах, окруженная зеленью пригородных рощ, садов и полей. Все восхищаются красотой древнего города. Те, кто впервые видит Москву, с благоговением смотрят на это море домов и церквей с их сияющими, светящимися куполами и крестами, как вдруг весь город предстает их глазам с какой-то близкой высоты, с одного берега на другой, на пространстве 10 верст.
Наверное, такое же удивление и радость наполнили сердце молодого студента Киевской духовной семинарии Валентина Амфитеатрова, когда он впервые посетил город «сорока». Влюбившись в Москву, он называл ее «целительницей болезней души» и мечтал навсегда остаться в столице после окончания Духовной академии. Но только через 17 лет, по Божественному провидению, он был призван служить в «этом городе Божьем и царском», умножать его славу своими аскетическими трудами.
Отец Валентин Амфитеатров, будущий великий исповедник, молитвенник и проповедник, родился 1 сентября 1836 года (по старому стилю), в день памяти монаха Симеона Стилипника, в селе Высока Кромского уезда Орловской губернии. Он принадлежал к известному роду Амфитеатровых, из которого происходили такие церковные иерархи, как митрополит Киевский и Галицкий Филарет (1779-1857), архиепископ Казанский и Святославский Антоний (1815-1879) и другие ревностные труженики на ниве Христовой. Родители отца Валентина, архиепископы Николай и Анна, были добрыми и милосердными людьми. Отец Николай помогал людям не только с душевными, но и с телесными недугами. К нему приходили люди из разных провинций, и он лечил их травами. Во всем ему помогала его благочестивая жена Анна. Вспоминая свою мать, сам отец Валентин называл ее святой женщиной.
В 1858 году Валентин Николаевич Амфитеатров окончил Московскую духовную академию со степенью магистра богословия и был назначен инспектором и преподавателем Калужского духовного училища. В 1859 году он был переведен в Калужскую духовную семинарию в качестве преподавателя всеобщей гражданской и русской истории и греческого языка, а затем и преподавателя словесности. В 1860 году отец Валентин был рукоположен в священники и получил приход в городе Калуге, при Благовещенской церкви. Вскоре он был переведен в Лихвинский собор, где служил настоятелем и цензором проповедей, а в 1866 году был возведен в сан протоиерея.
Его отец, Валентин, женился в Калуге на Елизавете, дочери протоиерея Иоанна Чупрова. В семье Амфитеатровых было четверо детей: старший сын Александр и три дочери — Александра, Любовь и Вера.
С 1874 года священник служил в Москве. Это был самый плодотворный период деятельности протоиерея Валентина, увенчавший его славой чудотворца. «Московский утешитель» — так народ назвал своего пастыря, и слава о нем распространилась по всей России. Отец Валентин был назначен в древнейшую церковь святых равноапостольных царей Константина и Елены, которая находится в Тайнинском саду Кремля. (Документально церковь упоминается с 1627 г. В 1927 г. она пришла в упадок).

В книге «Истинный пастырь Христов», изданной до революции Анной Ивановной Зерцаловой (духовной дочерью отца Валентина), описывается одно из многочисленных чудесных исцелений хромой женщины по молитвам ее приходского священника. Она шла на костылях. Однажды ночью женщина увидела во сне, что неизвестный священник читает молитвы о ее здоровье, и она исцелилась. Она долгое время искала пастора, посещала церкви. Когда она пришла в церковь, где служил отец Валентин, к своей великой радости она узнала священника из своего сна. Она спросила Валентина: «Я видел тебя во сне, и ты исцелил мою больную ногу. Женщина стала просить священника помолиться за нее. Отец Валентин стоял перед образом Царицы Небесной «Отрада Неслыханная» (икона Богоматери «Отрада Неслыханная» находится в московском храме святого пророка Божия Илии на Обыденском лугу) и со слезами горячо молился. Затем, обратившись к страдающему человеку, Он сказал: «Дай мне костыль!» Когда женщина передала ему костыль, священник положил его рядом с изображением Царицы Небесной. Вдруг она почувствовала, что кто-то сильно ударил ее по ноге, и вскрикнула. При этом ее больная нога упала на пол, и женщина смогла свободно передвигаться, наступая на исцеленную ногу.
Протоиерей Валентин был ревностным священником с искренней любовью к людям. Его современник, святой праведный Иоанн Кронштадтский, говорил приезжим москвичам: «У вас в Москве есть свой замечательный приходской священник — отец Валентин, он лучше меня, обратитесь к нему».
В 1892 году отец Валентин был переведен на должность настоятеля Архангельского кремлевского собора. Он утешал своих многочисленных прихожан, которым было трудно расстаться с изящными службами в маленькой церкви Константина и Елены: «О чем ты горюешь? Я буду там самым старшим. Ты не плачешь. Как ты пришел ко Мне здесь, так и будешь там».
С назначением отца Валентина в соборе началась новая жизнь. Священник внимательно следил за правильным проведением службы в церкви. Однако начался тайный ропот, поскольку выдающийся талант и широкая популярность пастора вызывали у многих зависть и раздражение. Ему почти пришлось расстаться с собором. Однако в 1895 году церковь была признана манориальной, что избавило аббата от многих хлопот и просьб священнослужителей.
Отец Валентин обычно приходил в собор в 8 утра. Во время утрени он начинал исповедоваться. Во время службы он иногда доходил до полного изнеможения. На исповедь священник принимал не по одному, а по божественному порядку. «Я беру тех, кого Сам Господь повелевает мне брать». — сказал пастор и выбрал кого-то из толпы. Отец Валентин призывал своих духовных детей часто ходить на исповедь и принимать Святое Причастие, считая, что только через благодатные таинства можно возродить душу. В храме, где он служил, всегда было много евангелистов, даже вне Великого поста.
Духовная слабость, физические страдания и душевные потрясения людей всегда вызывали в пасторе такое сострадание, что он был готов взять все это на себя. «Я беру на Себя ваши грехи». — говорил он исповедникам. Он прощает все, требуя от человека только одного — стремиться к Господу и не гасить пламя веры, надежды и любви, зажженное Им.
В соборе, слева от Святых врат в нижнем этаже, находился особо почитаемый образ Божией Матери с предвечным Младенцем на свету, называемый «Благословенное Небо».

Читайте также  Обновление интерьера с помощью текстильных элементов

Во время акафиста отец Валентин возносил горячие молитвы к Царице Небесной, прося ее утешить страждущих, успокоить горьких и спасти заблудших. Как и в церкви святых Константина и Елены, многие чудеса и исцеления стали происходить в соборе благодаря молитвам приходского священника. Священник с благоговением посмотрел на Архистратига Михаила, чье изображение находилось справа от Святых ворот. Вера и любовь о. Валентина к небесному покровителю собора передалась его пастве. Обращаясь к мощам мучеников царя Димитрия, князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора, отец сказал: «Смотрите, дети мои, вот высокий пример для подражания, столпы веры и православия, которые своей мученической смертью показали, как твердо, непоколебимо стоять на стороне веры и истины. Они не боялись никаких страданий, они твердо стояли за Христа, за свою святую родину и за драгоценный храм Православия. Смотрите и учитесь!»
Господь открывал отцу Валентину самые сокровенные вещи о людях, их прошлое и будущее, поступки, тайные желания и благодатные видения.
У его духовной дочери Пелагеи Ивановны Петуховой жила бедная женщина Ксения. Однажды во время службы, обращаясь к людям, отец Валентин сказал: «Ксения очень больна, о, как больна Ксения. Скажи ей, чтобы она никуда не ходила, даже в собор». Однако Ксения не послушала совета приходского священника и отправилась в собор. По дороге она упала и повредила почки. Вскоре она пришла к священнику на исповедь. Он принял ее и сказал: «Как я рад твоему светлому уголку!». При этом священник передал Ксении икону Божией Матери «от Владимира» и добавил: «А кто у вас там есть, положите в гроб». Ксения, вернувшись домой, рассказала все своей хозяйке и вскоре заболела на ее кровати. Пелагея Ивановна не могла все время находиться рядом с больной женщиной. Она вышла на кухню, как вдруг Ксения начала стучать в стену. Когда Пелагея Ивановна подошла к ней, Ксения спросила: «Смотри быстрее, ты видишь?» — и указал в сторону окна. Хозяйка ответила, что ничего не видит. «Если ты не видишь, я не скажу». — ответила больная женщина. Но Пелагея Ивановна уговорила ее рассказать о видении. произнесла Ксения: «Я вижу Животворящий Крест Господа и Спасителя в терновом венце, все поклоняются Ему». Это радостное состояние Ксении было недолгим, она отошла в вечность. Пелагея Ивановна подготовила ее к погребению, и помощь деньгами чудесным образом пришла. Похоронив Ксению, женщина пришла к священнику. Он, благословив ее, сказал: «О, ты, мой маленький слепец, ты ничего не видел. О, как мне жаль, что вы ничего не видели.
Во время служения в храме отец Валентин продолжал работать дома, принимая посетителей и отвечая на письма и телеграммы.   Находя время, он сочинял проповеди и писал духовные произведения.
Среди его известных работ: «Библейская история Ветхого и Нового Заветов», «Пост. Духовные наставления», «Воскресные Евангелия. Сборник проповедей», «Духовные беседы, произнесенные в Московском Архангельском Соборе с 1896 по 1902 год», «Очерки библейской истории Ветхого Завета от Иисуса Навина до царствования Давида» и другие произведения.
Преподобный Иосиф Воронежский, отличавшийся особым духовным умом и прозорливостью и уже находившийся на пенсии из-за потери зрения, зная жизнь и труды отца Валентина, пророчески сказал: «Как он не должен носить такую схему, как моя…».
В марте 1902 года отец Валентин ослеп. Ему пришлось оставить служение в соборе, но отец, преодолевая мучительную болезнь, шесть лет ухаживал за паствой дома, отдавая последние силы людям. В последний раз он принял посетителей 18 июля 1908 года, а 20 июля (по старому стилю) мирно почил в Господе.
Место захоронения отца Валентина на кладбище в Ваганьково сразу же стало привлекать паломников. Люди бросались сюда в горе, страдая от различных болезней. Люди верили в целительную силу, исходящую от могилы святого, и многие получили помощь в своей вере. Похоронные службы проходили там с утра до вечера. Но наступали новые времена — эпоха гонений на христианскую веру, на православие.
Беззаконие не обошло стороной и могилу архиепископа Валентина. Он был разрушен, и верующим было запрещено собираться там. Однако усилия богачей оказались тщетными. Истории о чудодейственной гробнице на Ваганьковском кладбище передавались из уст в уста.

Читайте также  Напольное покрытие: особенности инженерной доски

Люди пытались посетить его, несмотря на запрет властей. В 1940-х годах на этом месте был устроен участок братских могил солдат, погибших в Великой Отечественной войне. Но многие помнили могилу отца Валентина до того, как она была разрушена, поэтому место захоронения протоиерея Валентина определить было несложно. Со временем одна из сорока братских могил была выбрана для почитания. Она всегда украшена цветами.

Сейчас посреди мемориала, рядом с братской могилой, величественно тянется к небу большой дубовый крест, почитаемый народом со стелой. К 90-летию со дня смерти протоиерея Валентина Валаамский Мефодий добился разрешения властей, и вновь, спустя десятилетия, несмотря на безбожные бури, крест, как знамя победы, выставляется над могилой московского чудотворца.
Поток людей к могиле праведника нескончаем. Люди приходят сюда с верой и надеждой. В наше время чудеса и исцеления по его молитвам продолжаются.

Рассказ Кирилла А. о чудесной помощи отца Валентина Амфитеатрова.
Это случилось со мной в 1995 году на острове Кипр, где я работал в местном отеле в трудный период.
Это была тяжелая работа, но после нее мне должны были заплатить. Это было очень важно для меня, так как я оказалась одна в чужой стране, без какой-либо моральной или материальной поддержки. По окончании работы все, с кем я работал, получили зарплату, но я не получил ничего. Я обратился в бухгалтерию отеля, чтобы попросить объяснений. Мне назвали какие-то неубедительные причины и сказали, что я должен обратиться к директору, который в данный момент уехал на неделю. Мне сказали, что я вряд ли что-то получу, потому что моя виза на Кипре уже истекает, и мое положение здесь становится полулегальным. Прошло некоторое время, я в третий раз отправился в этот отель, чтобы все выяснить, и встретил бармена, который однажды устроил меня здесь. Я спросил его, зачем я здесь работаю, если не могу рассчитывать на обещанную зарплату за свою работу. Он сказал: «Не приходи сюда больше! Ты доставляешь мне много хлопот!».
Я очень расстроилась и не знала, что делать. Поэтому я решил, что в следующий раз, когда я приду просить объяснений, в качестве последней надежды я возьму с собой мешок земли с могилы отца Валентина. Эту почву мне подарила мама перед тем, как я уехал из России на Кипр. Я вернулась в бухгалтерию. Все присутствующие смотрели на меня недружелюбно. Я снова спросил о зарплате, и мне ответили: «Нет, ничего по вашему делу не решено». И тогда, рассчитывая только на помощь отца Валентина, я сунул руку в карман, где в сумке лежала священная земля, взял щепотку этой земли и бросил ее перед собой. В тот же момент бухгалтер повернулся ко мне и сказал: «Минутку, кажется, у меня есть кое-что для вас». Оказалось, что подпись директора на моей зарплате уже стояла. Бухгалтер сама выписала мне чек, и я, несказанно удивленный и обрадованный, стал благодарить святого Валентина, чьи молитвы давали мне помощь и не оставляли меня.

Свидетельство Елены Ивановны С. (Москва)
О протоиерее Валентине Николаевиче Амфитрионове я узнал из небольшой статьи в газете «Журавина», прочитав которую, я отправился на Ваганьковское кладбище, чтобы найти место захоронения московского чудотворца, в надежде получить помощь и исцеление от своей болезни. Я был болен тромбофлебитом, тяжелым заболеванием кровеносных сосудов ног. Меня осмотрели три хирурга, но они не смогли определить, чем я болен. Я почувствовал три сгустка крови в сосуде на коже. Хирург московской городской больницы № 1 дал мне подтверждение и рекомендовал лечение, выписав больничный лист и лекарства. В течение трех дней я принимал таблетки и бинтовал ноги эластичными бинтами. На четвертый день я снова пошла на прием к врачу в поликлинику той же больницы, но хирурги не захотели смотреть мои ноги, ограничились продлением медицинской выписки, и я ушла домой. Дома я начал задыхаться, хотя раньше у меня никогда не было одышки. Мое состояние ухудшилось, а затем стало очень плохим. Я позвонила подруге, которая уговорила меня немедленно ехать в приемный покой городской больницы № 1, где я начала лечение и где работала медсестрой интенсивной терапии. В больнице меня сразу же положили на носилки, чтобы я не двигался, и сделали рентген. Был поставлен диагноз «тромбоэмболическая болезнь». Врачи настаивали, чтобы я не возвращалась домой. На следующий день во второй половине дня мне сделали операцию. Я пролежал в больнице полтора месяца. В 1986 году я перешла работать из 1-й городской больницы в 17-ю больницу (в Солнцево) палатной медсестрой в отделение интенсивной терапии. После операции мои ноги все еще болели. Я натирала их мазями и перепробовала почти все доступные мне средства, но улучшения не чувствовала.
Когда я прочитал статью об отце Валентине и впервые пришел на его могилу в 1989 году, я помолился, взял немного земли, завернул ее в ткань и натер ею ноги. Я сразу почувствовал облегчение. Казалось, что кровь горячо течет по моим кровеносным сосудам. Это было чувство, которое всегда было со мной, с самого начала моего лечения плодородной землей.
Я рассказал об этом своим родственникам и друзьям, и многие из них стали обращаться к отцу Валентину, прося о помощи и заступничестве.
Я стала часто приходить на место захоронения отца, с радостью принося свечи и цветы. После посещения чудесной могилы я всегда испытываю радость и душевный покой. Я больше не принимаю таблетки, а пластыри давно сняты.

Читайте также  Какого числа будет пенсия в ноябре

Свидетельство Валентины Петровны Ф. (Москва)
В 1993 году (30 сентября) моей маме Наталье Кузьменковой была сделана гинекологическая операция в Чайковском онкологическом институте. Ей тогда было 68 лет. Операция прошла успешно, но на третий день у нее образовался тромб. Ее состояние стало тяжелым, и она была помещена в отделение интенсивной терапии. Через несколько дней произошел рецидив тромбоэмболии. Врачи думали, что тромб попал в легкие, так как она не могла дышать. Ее перевели на машинное дыхание. Мама не приходила в сознание. Врачи предупредили меня, чтобы я была готова ко всему, никто не рассчитывал на ее выздоровление. Медсестра из гинекологического отделения, женщина верующая и очень добрая, видя мое горе, посоветовала мне пойти на могилу протоиерея Валентина Амфитеатрова на Ваганьковском кладбище и попросить у него помощи. На кладбище я быстро нашел могилу отца и помолился на коленях. В церкви я заказал молитвы о его здоровье и принес святую воду в больницу. По совету медсестры я посыпал кровать матери песком с могилы отца Валентина, завернул песок в бумагу и положил в послеоперационную повязку. К удивлению врачей, моя мать начала поправляться. Она пролежала в реанимации 23 дня. После ее выздоровления мы с благодарностью ходили с ней на могилу отца Валентина, потому что по его молитвам моя мама осталась жива.

Имя благодатного московского пастыря, протоиерея Валентина Николаевича Амфитеатрова, становится все более знакомым современникам. Возрождается благочестивая традиция поклонения святому Богу. Не только москвичи, но и люди со всей России и из-за рубежа приезжают помолиться у его могилы и попросить о помощи.
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II идет подготовка к канонизации протоиерея Валентина. Собираются свидетельства о милостивой помощи пастора в молитвах, изучаются материалы, проводятся исследования для определения точного местонахождения его могилы. Я верю, что скоро, по милости Божией, имя отца Валентина будет прославлено всей Церковью. Канонизация станет реализацией и подтверждением святости жизни нашего опекуна перед Престолом Божьим в небесной Церкви. Это особенно важно и необходимо в период, полный опасных перемен и тревоги за судьбу страдающей России.

Перед своей кончиной досточтимый Патриарх, заботясь о нас, сказал: «Когда я умру, приди на мою могилу и расскажи мне все, что тебе нужно знать, и я выслушаю тебя. И как только вы будете недалеко, я все исполню и отдам вам. Если кто в шаге от могилы моей обратится ко мне, то и я отвечу ему. (А. И. Зерцалова «Краткое описание выдающейся пастырской деятельности бывшего настоятеля московского собора Архангела Судии протоиерея В. Н. Амфитеатрова», М., 1910, с. 87).
Сила любви о. Валентина способна исцелить самые искалеченные души, привести к вере тех, кто не знает, где сложить голову и найти утешение, кто все еще сомневается, что Церковь — наш дом, а святые Божьи — наши самые искренние друзья. Давайте прислушаемся к посланию Пастыря и будем чаще обращаться к нему с верой и надеждой, стекая под спасительный кров его молитв и заступничества.

Источник: prosto-post.ru

Band Sport